Сайт Галактика

Космонавтика. Юрий Гагарин.

"ГАЛАКТИКА" представляет:
Астрономическая энциклопедия
Лента новостей
Сайт Галактика
Астрономический словарь
Астрономические ссылки
Астрономические статьи
Астрономическая анимация
Астрономические программы
Журнал 'Красная планета'
Внеземные цивилизации
Аномальные явления Луны
Лунный атлас
Астроюмор
Обои на рабочий стол
 


Автор - И.И. Касьян, доктор медицинских наук.


поиск на

Ю.А.Гагарин


Уважаемые любители астрономии!

Сегодня 9 марта 2012 года исполняется 78 лет со дня рождения первого космонавта Земли Юрия Алексеевича Гагарина! 108 минут проведенные им в космосе 12 апреля 1961 года ознаменовали начало освоения человеком космического пространства. Освещая эту знаменательную дату, сайт "Галактика" публикует статью о первом в мире человеке побывавшем в космосе. В этой статье рассказывается о пути Юрия Алексеевича к первому полету в космос. Только на нашем сайте вы так же сможете увидеть биографию Юрия Алексеевича, написанную его собственной рукой.

Поздравляем всех посетителей сайта с этой знаменательной датой! Прочитав статью, вы узнаете много нового о жизни первого космонавта, о его поготовке к полету и самом полете в космос. Впервые статья опубликована в журнале "Земля и Вселенная" № 2 за 1991 год. Для увеличения изображения нажать на него.



Почему Гагарин?

24 октября 1959 г. по аллеям прекрасного старомосковского парка, радующего взор столетними дубами, стройными кленами и белоствольными березами, легкой уверенной походкой, чуть пружиня шаг, шел невысокий русоволосый лейтенант в летной форме - Юрий Алексеевич Гагарин. Во внешности его, право же, не было ничего примечательного, однако он радовал взгляд ладной выправкой и тем откровенным удовольствием, с которым шагал по осенней шумливой листве. Даже не очень наблюдательный встречный мог отметить обаятельную, сердечную улыбку, обладающую каким-то особым свойством.

В те дни из разных войсковых частей со всех концов Советского Союза прибывали в Центральный научно-исследовательский авиационный госпиталь летчики, прошедшие предварительный отбор. Вряд ли мог предположить кто-нибудь из них, что их будущая слава вскоре затмит былых кумиров...

В 1959 г, в научном институте авиационной медицины был создан отдел по отбору и подготовке космонавтов. Возглавил его прекрасный авиационный врач и отличный спортсмен - Н. Н. Гуровский. Пройдет время, и Юрий Гагарин будет вспоминать о тех, кому суждено было войти в отряд космонавтов: "Славные подобрались у нас ребята... Есть одно, что роднит всех - это стремление стать настоящим летчиком, космонавтом. Космос зовет всех! И будет звать. Как вечный зов".

Именно этот "вечный зов" заставил их тогда оставить родные части, привычный круг друзей и командиров, хорошую реальную перспективу и начать с нуля незнакомое, немыслимо трудное дело. Значение его будет оценено спустя немалое время, а пока...

Сестра-хозяйка Лиза Чибисова отвела Гагарина в палату "лордов", где его обступили "старожилы" - Титов, Попович, Николаев, Беляев и началась "разведка боем". С пристрастием "допросили" нового товарища, где служил, сколько налетал, есть ли семья. Удивительное обаяние Юрия и та просто непостижимая легкость, с которой умел он завоевывать сердца, и на этот раз сделали свое дело: сразу и безоговорочно был он признан у "лордов" своим.

Космонавтов отбирала медицинская комиссия из самых авторитетных специалистов, в распоряжении которых были самые современные клинические, физиологические, электрофизиологические и биохимические аппараты и методы. Это было неимоверно сложное дело для врачей и пациентов, первый шажок к полету, помогающий выявить физиологические возможности и резервы организма, а также психофизиологические особенности человека.

У Гагарина оказались хорошие глаза, сердце и легкие. Начальник хирургического кабинета Н. С. Ивлев тщательно исследовал рентгеновские снимки позвоночника. Вскоре состоялась первая встреча с главным хирургом Советской Армии А. А. Вишневским, который разрешил Юрию Алексеевичу приступить к специальным тренировкам. Молодцом показал себя Гагарин и во время вестибулярных проб на вращающемся кресле и специальных качелях у опытнейшего авиационного врача И. И. Брянова.

Возможности организма Юрия были удивительными. На всех нагрузочных (функциональных^ пробах у него были высокие результаты, свидетельствующие о пластичности приспособительных механизмов к самым разнообразным воздействиям (вибрация, перегрузки, гипоксия).

Важный этап подготовки - клинике - психологическое обследование. Его предстояло пройти кандидатам в научно-исследовательском авиационном госпитале под руководством признанных опытных психологов Ф. Д. Горбова и К. К. Иоси-лиани. На первой встрече с психологами Гагарин был собран и строг, внимателен и сосредоточен. Он уже знал, что предстоит работать с таблицами, аппаратурой, психологическими тестами, ответить на множество вопросов, подвергнуть проверке память, сообразительность, быстроту интеллектуальной и эмоциональной реакций, находчивость,

предприимчивость. Гагарин действовал и отвечал на вопросы точно и безупречно. Внешние помехи не влияли на качество его ответов. Проявилось особое умение Гагарина оценивать имеющееся в его распоряжении время и планировать свои действия, способность без лишних колебаний принимать решения при недостатке информации и времени. Было установлено, что в стрессовых ситуациях и необычных условиях он хладнокровен, находчив, быстро оценивает обстановку, умело реагирует на внезапные изменения условий эксперимента.

Гагарину предстояло пройти еще сложнейшую антиортостатическую пробу. Его снова плотно пристегнули к столу ремнями. В течение 10 мин он спокойно пребывал в горизонтальном положении. Лаборантка записывала физиологические показатели. Затем стол вместе с Гагариным перевернули в вертикальное положение и 20 мин регистрировали электрокардиограмму, давление, биотоки мозга. Следующее положение - вниз головой (наклон 60°). Обследование следовало за обследованием. Искали не только скрытую патологию или пониженную устойчивость организма к условиям космического полета, но и выясняли, так сказать, совместимость земного человека с космосом. Испытывали Гагарина на вибростенде, поднимали в барокамере, вращали на центрифуге, проверяли память и способность сосредоточиться. На любом этапе испытаний любой летчик имел право отказаться от дальнейших исследований и покинуть госпиталь (случаи такие были). Но Гагарин не собирался отступать.

Юрия отличала удивительная наблюдательность и прекрасная память. Всех сотрудников он знал по имени и отчеству, он был замечательным психологом. Умел всем помочь и поддержать каждого. Пришло время, когда Гагарину и Быковскому предстояло пройти испытания в барокамере. Накануне испытания Юрий Алексеевич гулял по влажным темным аллеям. Любовался осенним, пряно пахнущим ковром бордово-красных листьев. Хотелось отрешиться, "откреститься" от предстоящего завтра... Наутро после зарядки и измерения артериального давления Гагарин и Быковский предстали перед начальником баролабо-ратории Г. П. Михайловским.

В этот день в барокамере оба летчика обследовались на переносимость гипоксии. На "высоте" 5 тыс. м, дыша атмосферным воздухом, они должны были просидеть 30 мин. Скорость подъема и спуска составляли около 15 м/с. Испытание закончено. Заключение врачей: "Переносимость гипоксии хорошая".

Следующий этап - пребывание на "высоте" 6 тыс. м, затем на "высоте" 14 тыс. м, но уже с кислородом в течение 20 мин со скоростью подъема и спуска 20- 45 м/с. Всякий раз в истории болезни Гагарина появлялась оптимистическая запись: "Годен". Испытания шли по плану. Началась подготовка к обследованиям на центрифуге. И вот уже встречает их лаборатория ускорений - небольшое одноэтажное деревянное здание, размещенное в парке. В центре круглого зала, площадью около 70 м2, находилась центрифуга. У нее два плеча радиусом 3,6 м. Рядом пульт управления, сложная медицинская аппаратура, стол врача. Гагарин внимательно рассматривает коварный аппарат, садится в кресло. Ему хорошо известно, что именно центрифуга разбила мечты многих его коллег.

Рано утром он уже четко рапортовал врачу А. Р. Котовской и П. М. Суворову: "Лейтенант Гагарин к испытанию готов!" Суворов просит еще раз внимательно изучить инструкцию. Лаборантка Валя Денисова прикрепила электроды для регистрации электрокардиограммы, датчики для определения артериального давления и регистрации гемодинамических показателей. Гагарина взвешивают, чтобы соответственно его весу (68 кг) установить на противоположном конце центрифуги баланс (мешки с песком). Юрий уже в кресле, зафиксирован, готов к вращению, тренируется на быстроту гашения световых сигналов. Для этого Суворов зажигает зеленые лампочки на табло, расположенном перед глазами испытуемого, а Гагарин, нажимая на кнопку тангетки, гасит их. И обнаруживает отличную реакцию. Потом проверяют зрение: все в порядке. Первый этап испытания - воздействие перегрузок в направлении от головы к тазу в три, пять, семь единиц (в течение 30 с каждая) - Гагарин выдержал ус-пешно. А впереди еще более сложное испытание.

В последней серии обследований на центрифуге создавались поперечные перегрузки в направлении грудь-спина при угле наклона спинки от вертикали в 65°. Вращение центрифуги проводилось по следующей схеме: семь единиц в течение трех минут, девять и десять единиц - две минуты. Ежедневно проводилось только одно вращение. В медицинском протоколе записано: "Поперечно-направленные перегрузки в семь, девять и десять единиц Ю. Гагарин перенес хорошо. Допущен к специальным тренировкам". По решению главной комиссии, отбиравшей кандидатов в космонавты, из 250 летчиков годными были признаны только 20. Среди них - Гагарин, Титов, Николаев, Попович, Леонов, Быковский...

В марте 1960 г. отряд будущих космонавтов разместили в здании метеослужбы Центрального аэродрома им. Фрунзе, напротив метро Динамо. Руководителем и наставником первого отряда космонавтов был назначен известный летчик Герой Советского Союза, генерал-лейтенант авиации Н. П. Каманин, первым начальником Центра подготовки космонавтов - опытный авиационный врач Е. А. Карпов.

С 15 марта у первого отряда космонавтов начались плановые занятия, тренировки. Поначалу учебные кабинеты, тренировочные стенды и спортивные площадки размещались между станциями метро "Аэропорт" и "Динамо", а затем переехали в Подмосковье, в Звездный городок, имя которому дал Юрий Гагарин.

По основам ракетной техники, конструкции космического корабля и его систем, занятия вели К. П. Феоктистов, М. К. Тихонравов и В. И. Севастьянов. Занятия по космической медицине проводил один из ее основоположников - В. И. Яздовский. Как и другим космонавтам, мне не раз доводилось слушать его выступления - доходчивые, интересные, живые. Яздовского очень ценил Королев за высокий профессионализм, ответственность и память. Несомненные организаторские способности и природный ум позволили В. И. Яздовскому создать

крепкий коллектив ученых, на протяжении многих лет осуществлявших медицинское обеспечение космических полетов. Очень доходчивые, интересные и увлекательные лекции читал О. Г. Газенко, ныне академик, советник Института медико-биологических проблем МЗ СССР.

Читались лекции и по космической связи. Было уже известно, что во время первого космического полета станет действовать система "Заря", а позывным первого космонавта будет "Кедр". Главный пункт космической связи находился в Москве, радиопереговоры должны проходить по двум системам - на ультракоротких волнах и коротких волнах.

Большое внимание подготовке космонавтов уделял Сергей Павлович Королев. С каждым из космонавтов С. П. Королев встречался и беседовал, изучал, присматривался, выявлял психофизиологические особенности. Будни отряда космонавтов были загружены до предела. Каждая свободная от занятий минута отдавалась спорту: волейбол,баскетбол, признанным лидером в котором, несмотря на небольшой рост, был Гагарин, игра с мячом, прыжки в воду с трамплина и вышки, упражнения на батуте, допинге, качелях, рейнском колесе.

Наряду с занятиями легкой атлетикой и спортивными играми, применялась и комплексная методика: совершенствовалась координация движений, умение владеть телом в пространстве, тренировался вестибулярный аппарат. Заметно повышались выносливость и силовые качества Гагарина. Нарастала общая физическая подготовленность организма, а значит улучшалась и реакция сердечно-сосудистой системы на физические нагрузки. Например, жизненмая емкость легких возросла в среднем на 250-350 см3. Улучшилась координация движений, укрепились мышцы. Все это имело огромное значение для подготовки к прыжкам с парашютом. В мае 1960 г. серебристый "ИЛ-12" с летчиками на борту (их было восемь) взял курс на Саратов. Здесь на аэродроме неподалеку от города Энгельса предстояло новое испытание - парашютные прыжки.

Несколько ошарашенный появлением высоких гостей дежурный по аэродрому смотрел во все глаза на будущих космонавтов. Ладные, подтянутые, веселые - все, как на подбор. В гостинице (длинном бараке) устроились по трое (Гагарин, Титов, Николаев - вместе).

Заслуженный мастер спорта, рекордсмен мира по затяжным прыжкам Н. К. Никитин считал, что в его деле теория не менее важна, чем практика. Уже на следующее утро он начал знакомить группу с конструкцией и историей парашюта. Был строг, придирчив, хотя и знал, что имеет дело почти со специалистами, ведь летчики истребительной авиации не раз прыгали с парашютом в своих войсковых частях. Никитин учил будущих космонавтов различным способам отделения от парашюта, определению расстояния до земли, приземлению в воду, прыжкам в обычной одежде и в скафандре, управлению телом в период свободного падения до раскрытия парашюта. Своих питомцев он хотел сделать мастерами высшего класса, учил их сложным прыжкам, умению выходить из штопорного положения.

Первый прыжок Гагарина прошел на редкость удачно. Казалось, все благоприятствовало ему. Погода летная, состояние отличное. Конечно, сказались хладнокровие и собранность Юрия, его стабильная уверенность в успех любого дела. Вот и на этот раз: правильно отделился от самолета и спокойно приземлился. Но инструктор все-таки отметил узкую расстановку ног и малый прогиб туловища. На протяжении всего цикла тренировок Гагарин проявил редкостное самообладание и уверенность. Перед одним из прыжков с высоты 4 тыс. м с задержкой раскрытия парашюта до 50 с пульс у него был 80 ударов в минуту! Быстро выработались у него навыки свободного владения телом в пространстве при затяжных прыжках. А всего на своем счету Юрий Алексеевич имел уже 43 прыжка.

Впереди новые испытания. На этот раз в камере тишины. Ответственными врачами за проведение обследований в сурдокамере, необходимыми для определения нервно-психической устойчивости человека к условиям космического полета, были врачи психологи Ф. Д. Горбов, Г. В. Изосимов, И. А. Колосов и ведущий инженер М. И. Клевцов.

26 июля 1960 г. подтянутый и стройный Гагарин прибыл в помещение сурдокамеры. Она находилась в Петровско-Разумовском парке, вблизи стадиона "Динамо". Ни свет, ни шум, ни шаги не проникают в камеру безмолвия. В полной изоляции от внешнего мира находится будущий космонавт. Десять суток предстоит ему пробыть одному. Работать, выполнять специальные задания, оставаться собранным и внимательным, полагаясь только на себя.

Он взял инструменты, чтобы мастерить. Прошел последние приготовления. Лаборантка укрепила датчики и электроды для регистрации частоты дыхания, биотоков мозга и электрокардиограммы. Тяжелая плотная дверь закрылась за ним, отделив от привычного дорогого мира. На каждый день было составлено расписание. С утра физзарядка, велоэргометр, ходьба и бег на месте, проведение анализов, а также наблюдения и отчеты о температуре, давлении в сурдокамере, ведение рабочего дневника и многое другое. Дежурные на связь не выходили, хотя и смеялись над шутками неистощимого на выдумки обследуемого. Чтобы не скучать, Гагарин загрузил себя дополнительной работой с астронавигационными приборами.

Меню Гагарина состояло из содержимого туб с супами, копченой колбасы, плавленого сыра, хлеба. С каждым днем увеличивалось количество записей в журнале дежурных врачей - хронометрировалась вся деятельность и самочувствие космонавта в течение сутов. В первых числах августа зашел я в помещение, где сидел Ф. Д. Горбов, ведущий наблюдения за находящимся в сурдокамере Гагариным. "Ну, как там обследуемый одиночеством?" - поинтересовался я. "Он-то, пожалуй, лучше всех",- улыбнулся Горбов.

Подойдя к сурдокамере, я заглянул в иллюминатор. Юрий с подтянутыми ногами и склоненной на грудь головой дремал в кресле. У него было лицо спокойного и счастливого человека. Эта его способность к естественному быстрому переключению от активной работы к полному расслаблению всегда поражала врачей. В вынужденном одиночестве он читал Пушкина, Маяковского, пользовался библиотекой, подаренной будущим космонавтам издательством "Молодая гвардия". Увлеченно мастерил, напевая свою любимую "Я люблю тебя, жизнь". Кончились десятые сутки. В помещении, где находилась сурдокамера, собрались медики В. И. Яздов-ский, О. Г. Газенко, И. И. Гу-ровский, кинооператоры, журналисты. Открылась массивная дверь, и появился Гагарин... такой же, как всегда, здоровый, веселый, но только страшно соскучившийся по людям и живой человеческой речи. Обследование подтвердило: реакция на изоляцию была адекватной, отмечалась быстрая ориентация в окружающем пространстве, умение владеть собой, эмоциональная устойчивость, чувство юмора, доброжелательное отношение к людям.

Предстояли испытания в невесомости. В мае 1960 г. начались ознакомительно-тренировочные полеты на самолете УТИ-МИГ-15 (воспроизводилась кратковременная невесомость). Возглавил эти исследования видный космический врач Е. М. Юганов, я ему помогал. Космонавтам нужно было выполнить три полета по параболическим траекториям. В первом полете они знакомились с состоянием невесомости, отрабатывали ведение радиопереговоров. Во втором - изучалась координация движений, острота зрения, возможность приема пищи. В третьем - регистрировались физиологические параметры.

Результаты каждого полета тщательно анализировали медики. Для изучения заданных усилий в условиях невесомости использовался специальный дозиметр, Левой рукой Гагарин держал его на уровне глаз, а большим пальцем правой руки нажимал на рычаг, создавая мышечное усилие в 750 г. Результаты фиксировала специальная кинокамера. Проводились и пробы письма. Гагарин писал имя, фамилию, дату полета, показывающие, что кратковременное пребывание в состоянии невесомости не влияет на почерк космонавта, закрепленного в кресле. За три параболических полета Гагарин получил оценку "отлично".

Результаты полетов убеждали в том, что невесомость отнюдь не является препятствием для полета человека в космос. Начиналось обживание корабля "Восток". Космонавты досконально изучали корабль, овладевали его сложными системами. Часть их предложений оперативно реализовывали инженеры и конструкторы. Гагарин первым испытывал новые скафандры в тренажере космического корабля. Ему первому пришлось сдавать экзамен Государственной комиссии по космической технике. И снова оценка "отлично". Надо сказать, что они с Титовым вообще были самыми успевающими. Оба сдавали еще и дополнительный экзамен академикам С. П. Королеву и В. П. Глуш-ко, крайне пристрастным и строгим, И получили "пятерки". Напомню, что у Гагарина было уже три диплома с отличием: ремесленного училища (г. Люберцы Московской области), Саратовского индустриального техникума и Чкаловского военно-авиационного училища.

Исключительная одаренность и прекрасная память помогли Гагарину стать лучшим из лучших, хотя все шесть космонавтов были одинаково подготовлены, каждый мог выполнить задание Родины. Но большинство ученых и методистов - Н. П. Каманин, С. П. Королев, да и сами космонавты пришли к мнению, что Гагарин лучше других подходит для первого полета. Главный конструктор перед окончательным решением четко сформулировал те качества, которыми должен обладать первый космонавт: патриотизм, отвага, скромность, трезвость мгновенного расчета, железная воля, знания, любовь к людям.

10 апреля 1961 г. Государственная комиссия решила, что первым полетит в космос Юрий Гагарин. Дублером его был назначен Герман Титов. В ответ Гагарин просто ответил; "Задание будет выполнено".

Вечером 11 апреля врачи А.Р.Котовская и И.Т.Акулиничев укрепили на теле космонавта датчики для записи всех физиологических функций организма перед полетом. В 21 ч 50 мин, проведя медицинский осмотр, врач Е. А. Карпов записал: "Артериальное давление космонавта 115 на 75. Пульс 64 удара в минуту, температура - 36,7 °".

Двенадцатого апреля 1961 г. мир еще не знал, что готовится сенсационное событие века. Старшие лейтенанты Гагарин и Титов встали в 5.30 утра, сделали зарядку, умылись, позавтракали. Медики провели предполетный осмотр, помогли космонавтам надеть скафандры. На специальном автобусе Гагарина и Титова доставили к стартовой площадке Байконура.

Перед тем как подняться на лифте в кабину корабля, Гагарин улыбнулся: "Ну, братцы, один за всех и все за одного!" А потом уже были сказаны слова, которые знает сейчас наизусть каждый космонавт: "Что можно сказать в эти минуты перед стартом? Вся моя жизнь кажется сейчас одним прекрасным мгновением. Все, что прожито прежде, было сделано ради этой минуты. Я знаю, что соберу всю свою волю для наилучшего выполнения задания, понимая ответственность задачи. Я сделаю все, что в моих силах... Я говорю вам, дорогие друзья,-До свидания! - как всегда говорят друг другу люди, отправляясь в далекий путь. Как бы мне хотелось вас обнять всех, знакомых и незнакомых, далеких и близких".

В 8 ч 55 мин медики еще раз провели запись физиологических показателей. Гагарин повторно доложил, что к старту готов. В 9 ч 07 мин "Восток" вышел на легендарную гагаринскую орбиту. Уже первые десять минут полета специалисты смогли в полной мере оценить значение систематических, насыщенных тренировок. У Гагарина не было ни резких затруднений дыхания, ни зрительных расстройств, ни болевых ощущений. Максимальная частота пульса в первые мгновения после старта достигала 152 удара, а частота дыхания - 23 цикла в минуту. Показатели эти в условиях невесомости стали снижаться и к концу полета достигли предстартовых величин. Оперативный врачебный контроль позволял вести непрерывное наблюдение за состоянием здоровья космонавта с помощью телеметрии, радио и телевидения.

"Восток" был снабжен медицинской аппаратурой и датчиками, контролировавшими все физиологические изменения. Наземные радио и телеметрические станции записывали осциллограммы на фотоленте, регистрировалась электрокардиограмма и пневмограмма. Передатчик "Сигнал" непрерывно передавал частоту пульса, регистрировавшуюся на магнитной ле^те. На Земле врачи анализировали эти записи, следили за малейшими изменениями в состоянии космонавта. С каждого наземного пункта сообщали медики свои выводы в Центр управления полетом.

В 9 ч 21 мин наступило состояние невесомости. Во время перехода от перегрузок к невесомости у Гагарина наблюдались кратковременные пространственные иллюзии, которые вскоре прошли. Юрий почувствовал удивительную легкость. Он доложил оператору "Зари", что невесомость переносит нормально,

Полет Гагарина доказал, что человек способен переносить в космосе перегрузки, вибрацию, состояние невесомости, может работать, пить, принимать пищу, может думать и писать. Почерк у Юрия Алексеевича был разборчив, все необходимые задания и операции выполнялись четко, без сбоев. Работоспособность оставалась на высоком уровне. Все действия, требующие тонкой координации движений (работа с аппаратурой, ручное управление кораблем) выполнялись легко и свободно.

Особенно порадовало медиков то, что Гагарин совсем не утратил свой отличный аппетит. В назначенное время он достал из контейнера питание - щавелевое пюре с мясом, мясной паштет и шоколадный соус. После обеда с помощью мундштука попил консервированной воды. В 9 ч 48 мин Гагарин передал: "Самочувствие хорошее, настроение бодрое". В эти минуты мир уже слышал голос Юрия Левитана: "12 апреля 1961 г. в Советском Союзе выведен на орбиту вокруг Земли первый в мире космический корабль-спутник "Восток" с человеком на борту".

В 10 ч 45 мин Юрий Гагарин приземлился в районе деревни Смеловки Саратовской области. По любопытному стечению обстоятельств именно там, где впервые в жизни поднялся в небо на самолете. Его встретила жена лесника Анна Акимовна Тарханова с внучкой Ритой и колхозник И. Руденко. Он шагнул к ним навстречу: "Здравствуйте, я - летчик-космонавт Юрий Гагарин".

И улыбнулся так, как умел улыбаться только он один. Трудно подсчитать, сколько раз до и после космического полета встречались мы с Юрием Алексеевичем. Виделись на конференциях, в учебных классах, в летной столовой. Особенно часто встречались мы во время тренировок на самолете ТУ-104 А. Каждая из этих встреч была интересна и памятна по-своему. Но тот день-12 апреля-незабываем. Позднее сам Гагарин скажет; "Полет космического корабля "Восток", многим казавшийся чудом века, был на самом деле реальной действительностью, за которой скрывается поистине титанический труд конструкторов, инженеров, техников, рабочих. Труд всего советского народа. Космическая ракета - символ нашего века. И как в едином крепчайшем сплаве сливаются в ней и строгая наука, и могучая техника, и высокая культура советского народа".

Бесконечная скромность космонавта не позволила ему добавить к этому "перечню" талант, волю и упорство первого посланца Земли в космос, ведь огромное мужество потребовалось Гагарину, чтобы преодолеть тяжесть перегрузок. Не только космических, прижимавших во время полета к креслу, мешавших дышать, поворачивать голову, двигать руками и ногами, но и психологических. Ведь ответственность перед всем советским народом, а следовательно, и эмоциональное напряжение были просто гигантскими!




Ссылки по теме: [Летим к звездам?] [День космонавтики] [Королев и Гагарин]


Авторские права на материалы, размещенные на странице, принадлежат авторам статей. Все права защищены и охраняются законом. При использовании материалов конкретно с данной страницы - ссылка на нее обязательна.

  выпущено



Hosted by uCoz